В романе Филипа Рота «Заговор против Америки» рассказчик делит с автором книги одно имя и некоторые биографические детали. Филип был послушным еврейским мальчиком, увлекающимся филателией, выросшим в Ньюарке в начале 1940-х гг. Это было время политических волнений и подступающей коричневой чумы, а насилие в новостях непременно обсуждалось за обеденным столом. В первом предложении романа упоминается «неизбывный страх», нависший над воспоминаниями автора о том времени.

Это чувство смятения отражено в первом эпизоде ​​мини-сериала «Заговор против Америки». Кадры кинохроники и сцена, где ребенок рисует портрет под одеялом с фонариком, задают тревожный тон. Грядет что-то ужасное. И имя этому ужасу — Чарльз Линдберг.

HBO

Книга Филипа Рота и адаптация от HBO — форма альтернативной истории, не слишком отличающаяся от более яркого примера жанра, романа «Человек в высоком замке» Филиппа К. Дика, который не так давно превратился в популярный сериал от Amazon.

«Заговор против Америки» отрывается от исторической реальности в самом начале

Любой человек с поверхностным знанием американской истории знает, что знаменитый летчик Чарльз Линдберг никогда не был президентом США. Реальным президентом во время подготовки к Второй мировой войне был Франклин Д. Рузвельт, который занимал этот пост с 1933 года до своей смерти в 1945 году.

Вместо того, чтобы заранее объявить об этом изменении с помощью закадрового повествования или текста на экране, в первом эпизоде ​​«Заговора против Америки» элегантно излагаются подробности повседневности молодого Филипа. Мы встречаем его крепкого отца Германа (Морган Спектор); его заботливую мать-домохозяйку Бэсс (Зои Казан); его подающего надежды старшего брата Сэнди (Калеб Малис); его капризную незамужнюю тетю Эвелин (Вайнона Райдер); его двоюродного брата Элвина (Энтони Бойл); а также одобренного Линдбергом раввина Лайонела Бенгельсдорфа в исполнении Джона Туртурро. В книге семья носит фамилию Рот, но здесь они Левайн.

HBO

Роман Филипа Рота «Заговор против Америки» адаптирован Дэвидом Саймоном и его давним соратником Эдом Бернсом — авторами сериалов «Прослушка» и «Двойка».

Создатели мини-сериала сохраняют ностальгическое сияние и внимание к деталям, которые определяют представление Рота о взрослении в дружной еврейской общине. В месте, где соседи присматривают друг за другом, а дети беззаботно играют на улице.

Но ​​призрак пронацистского Линдберга, платформа изоляционизма и растущее общественное признание антисемитизма нависают над этой, казалось бы, идиллической картиной. Гитлер, получает контроль над Францией, таким образом американское вмешательство становится все более явным. Попытка остаться вне конфликта и утверждать, что это будет экономически разрушительным после Великой депрессии сходит на нет. В какой-то момент в первом эпизоде, работник кинотеатра говорит Герману, что Линдберг — откровенный изоляционист и провокатор, а если у него получится баллотироваться в президенты, то в обществе возникнет искра.

HBO

Британцы, евреи и администрация Рузвельта подталкивают Америку к войне

Это высказывание вы услышите в первом эпизоде ​​мини-сериала. Использован отрывок из реальной речи Линдберга, которую он произнес на митинге в 1941 году. Линдберг действительно описывал евреев как «агитаторов войны», но не заявлял, как он это делает в книге, что после вторжения Германии в США «Адольф Гитлер зарекомендовал себя как величайшая в мире гарантия против распространения коммунизма и его зла».

Хотя Линдберг (сыгранный в мини-сериале Беном Коулом) и побеждает Рузвельта во втором эпизоде, в реальной жизни он не стал баллотироваться на пост президента. В откровенном эссе для New York Times, опубликованном после выхода книги «Заговор против Америки», Филип Рот написал, что источником вдохновения послужила автобиография Артура Шлезингера. Историк отмечал, что некоторые республиканцы хотели, чтобы Линдберг баллотировался на пост президента в 1940 году. Заинтригованный этой идеей, Рот задал себе вопрос: «Что, если бы у них получилось?»

HBO

Роман «Заговор против Америки» — не аллегория на правление Джорджа Буша-младшего

Филип Рот знал, что роман обладает аллегорической силой, исследуя опасный путь, которого Америка смогла избежать, но он не считал это комментарием к эпохе президенства Буша-младшего. «Некоторые читатели захотят воспринимать эту книгу как роман с ключом (roman à clef), отсылающий к текущей власти в Америке. Это было бы ошибкой», — пишет он в том же эссе.

Мини-сериал «Заговор против Америки» — аллегория на правление Дональда Трампа

Сценарист Дэвид Саймон тоже вырос в еврейской семье, но совершенно в другой период времени, в другом городе, и получил другой жизненный опыт. В интервью Саймон активно поощрял зрителей понимать его адаптацию через призму президентства Трампа, времени, когда вновь вспыхивают огни ненависти. «Как вы думаете, мы сможем вернуться к нормальной жизни после Дональда Трампа?», — спрашивает Саймон.

Более всего, адаптация от HBO дает ощущение того, что важные, формирующие мир исторические события разворачиваются вокруг нас, и нет никакого способа контролировать их. «Заговор против Америки» мудро позиционирует нас как наблюдателя, ребенка, который прячется под одеялом и надеется на лучшее.

- Реклама -